поп рок альтернатива хип-хоп джаз хитпарады музей новые лица теревенi
Новости
в Украине
в СНГ
в мире
Слухи
Афиша
концертная
клубная
Мысли вслух
События
концерты
фестивали
Reading-Room
Рецензии
CD
DVD
Интервью
Хронограф
Досье
Фотоархив
Словарь
Форум
Доски объявлений
Сервисы
экспорт новостей
Реклама на сайте
08.09.2008 19:19
Ксения Портная
 
ESTHETIC EDUCATION: Искусство принадлежит человеку!

С момента проведения Esthetic Education своего киноконцерта «Антенна» – музыкального действа, объединившего альтернативную музыку и авторское кино – не прошло и года. А Луи Франк (вокал), Дима Шуров (клавиши) и Юра Хусточка (бас) готовы удивить публику снова. Группа готовит уникальный перформанс под названием Artefact – по словам музыкантов, шоу уровня доселе неизвестного украинскому шоу-бизнесу. Параллельно группа продолжает заниматься эстетическим воспитанием украинцев. «Эстетики» уже открыли продюсерский центр Esthetic Music, обзавелись своей программой на Радио One, собираются выпускать медиа-ресурс, готовят собственный фестиваль и тем временем катаются по «чужим»...

Не так давно вы ездили на Казантип…

Дима Шуров: Да, это была наша самая организованная поездка в жизни! Все прошло настолько хорошо… (смеется).

Правда? У меня другая информация…

Д.Ш.: На самом деле неприятности начались с самого начала наших сборов. Сначала Юра забыл бас-гитару…

Луи Франк: Не Юра, а техник…

Д.Ш.: В общем, мы коллективно забыли его гитару, когда выезжали на фестиваль. Потом так случилось, что в поезде все мы ехали в разных купе – поменяться не получилось. Луи вообще летел отдельно. И каждый из нас очутился в своем маленьком мирке. Юра оказался с тремя девушками, которые ехали отдыхать. Я тоже попал к девушкам, одна из которых была певицей. А вот нашему барабанщику Андрею Надольскому повезло меньше – он оказался не в очень хорошем окружении… в результате всю ночь не спал и утром даже не мог произнести традиционное «доброе утро»… 

Л.Ф.: Чтобы скрасить пребывание в своей не очень привлекательной компании, он пил. Много пил…

И чуть не сорвал вам концерт…

Д.Ш.: Мы очень ответственно подошли к этому выступлению. Концерт был особенным и нетипичным для Казантипа – живые концерты там обычно не проводят. Просто нет для этого условий. Есть хорошие ди-джейские сцены. А для проведения хорошего живого шоу нужна серьезная подготовка. Необходимо заранее заказывать специальное оборудование. У нас было две барабанные установки, мы привезли с собой виджеев, которые делают шоу на огромных экранах. Сделали серьезный саундчек – целый день провели на палящем солнце…

Л.Ф.: Идея выступления состояла в том, что мы начинаем играть, как только начинает садиться солнце. Тысячи людей выходят и смотрят на закат. Это был важный момент для нашей концепции выступления. У нас был четкий сет-лист. Как сценарий в пьесе, от которого нельзя отступать. И вот мы ждем барабанщика... Его нет... Мы понимаем, что надо все менять. Дима садится за барабаны, я за клавиши, Юра за гитару, гитарист берется за бас. И мы начинаем играть – причем совсем не то, что планировалось.

Д.Ш.: Представьте, программа шоу заготовлена заранее, виджеи знают трек-лист. У них заготовлены очень красивые инсталляции под каждую конкретную композицию в очень определенном порядке. А они слышат совершенно другую песню!

Л.Ф.: Мы заканчиваем первую песню, появляется барабанщик. Но нереально пьяный. Нам уже не смешно. Мы привыкли ответственно относиться к своему делу. Сцена - это особенное место, ты должен заслужить выступать на ней.
Мы думаем: «Ок, он профессионал – справится. Пусть садится и играет». Но он пытается сесть и падает вместе со всей установкой… Мы понимаем, что это фактически конец концерта… у нас нет фонограммы – мы всегда выступаем живьем… никакой заготовленной ударной подкладки…

Как выходили из положения?

Д.Ш.: Я вспомнил, что у нас техник играет на барабанах. И он прямо на ходу буквально отобрал у Андрея палки. В результате мы сыграли полуторачасовой концерт с человеком, который с нами в жизни не играл! Он знал партии 3-4 наших песен, все остальное было импровизацией чистой воды.

Л.Ф.: А самое интересное, что не только зрители, но и организаторы не поняли, что мы были вынуждены заменить барабанщика. Все решили, что так было задумано.

В итоге остались довольны выступлением?

Л.Ф.: Для меня это был важный момент. Я понял, что мы не просто хорошая группа, что мы команда. Ощущение как на войне, когда понимаешь, что вы по-настоящему близки друг другу. Или как на футбольном матче без вратаря. Я очень горжусь нами после этого концерта.

Все ограничилось разъяснительными работами и Надольский по-прежнему играет в группе или…

Л.Ф.: Конечно, играет! Он слишком хороший барабанщик!
Д.Ш.: Для нас эта ситуация очень тяжелая и для меня лично реабилитация продолжается. Тяжело, когда ты рассчитываешь на человека, а потом тебя так подводят. Но другого такого барабанщика нет ни в Украине, ни, думаю, в России.
Л.Ф.: Я даже благодарен Андрею. Благодаря ему, я понял насколько мы сильны. Теперь я знаю, что мы можем играть без барабанщика вообще. Можем остаться на сцене втроем… или даже каждый по отдельности…

И часто такие казусы случаются в группе?

Д.Ш.: Регулярно (смеется). Примерно раз в полгода происходит или какой-нибудь экстремальный концерт, или возникает сложная ситуация между нами, или студию заливает водой... Какие-то встряски случаются постоянно. Но найти в мире соратников сложно. Поэтому когда их находишь – это надо ценить.

Юра Хусточка: И мы дорожим нашими отношениями. Вот конфликт. Будь то другой человек – можно было бы поступить довольно радикально. Но когда это происходит с дорогими тебе людьми, ты начинаешь оценивать весомость ваших взаимоотношений. 

Не боитесь, что история повториться во время Artefact-тура?

Д.Ш.: Хочется верить, что не повторится. На данный момент это самое масштабное событие в жизни группы.

В чем идея нового перформанса и кому она принадлежит?

Д.Ш.: Идея несколько раз менялась. Последняя принадлежит Луи…
Л.Ф.: Я бы не сказал, что идея только моя. Я был ее генератором, но потом все быстро включились и работали над ней вместе.
Артефакт – это то, что отличает нас, людей, от животных. Искусство принадлежит человеку. Мы хотим сделать концерт, где публика участвует в создании искусства и получает намного больше, чем просто музыку…

Д.Ш.: Артефакт в данном случае это некое произведение искусства, которое создается в данный момент в реальном времени и остается в истории. При этом частью этого артефакта станет сама публика. В какой-то момент концерта мы вообще будем отсутствовать на сцене. Но мы будем играть живьем, люди будут нас видеть, но не физически – мы будем частью артефакта. А в одной из песен мы все будем буквально воткнуты в розетку.
Такого в Украине еще никто не делал.

Контролируете процесс подготовки?

Д.Ш.: Гораздо больше, чем делали это раньше, когда Витя Придувалов все придумывал сам и на концерте мы видели все впервые. Сейчас нам приходится все контролировать – и это интересно и приятно.

Заявлено только четыре города: Харьков, Львов, Одесса, Киев…  Почему так мало?

Д.Ш.: Это очень дорого. И пока в Украине довольно мало компаний и брендов, которые готовы финансово поддержать столь дорогостоящий проект. Если бы речь шла, к примеру, о семи концертах, то сумма перевалила бы за миллион, а в нашей стране найти такую сумму довольно сложно.  К тому же, у нас очень мало компаний, которые могут осуществить наши идеи с технической точки зрения.

Л.Ф.: Да, в Украине нет необходимой инфраструктуры. Для осуществления наших идей необходимо достаточно специфическое оборудование. И нам крупно повезло, что мы работаем с ведущими программистами в стране и компанией, которая, пожалуй, единственная в стране, имеет технологические возможности осуществлять эти идеи. Но многих элементов нет в Украине по определению. Их надо создавать – а это непросто.

Где будут проходить концерты – в клубах или на открытых площадках?

Д.Ш.: Это будут выставочные центры на 5-6 тыс. человек. Чтобы создать сцену, где это будет происходить, приходится строить дополнительные конструкции, вешать колоссальных размеров экран. В клубах даже на 800 человек они просто не поместятся.

Насколько проще организовать нечто подобное в той же России?

Л.Ф.: Везде свои сложности…
Д.Ш.: Я скажу в чем разница: в России больше ресурсов, но меньше энтузиазма. В Украине – наоборот. Здесь еще осталось желание сделать что-то первыми, создать что-то принципиально новое. В Москве порядочно все всем наелись – они могут себе позволить привезти ди-джея с гонораром в $50 тыс.

Планируете показывать эту программу в России?

Д.Ш.: Конечно, будем стараться экспортировать этот проект в разные страны,  не только в Россию.

Тур обычно проводится в поддержку нового альбома – новый диск последует?

Д.Ш.: Практически вся первая половина выступления будет состоять из новых песен. Диск готовится с начала года, но пока рано говорить о нем что-то конкретное.
Л.Ф.: Мы решили медленно готовить новый материал…

Почему?

Ю.Х.: Это довольно сложное блюдо и его долго готовить. У каждого из нас значительно усложнилось звучание инструментов. Если раньше мы просто подключали их в различные пульты, то сейчас у нас достаточно сложная схема подключения через большое количество приборов. Мы осваиваем новые технологии и внедряем их в новый материал. Это путь, который затягивает процесс. Куда он приведет, мы пока сами не понимаем. Но звучание будет другим…
 
Экспериментируете со звуком…

Л.Ф.: Да. Сейчас у нас в два раза больше инструментов – как минимум три компьютера, 3-4 клавиш…
Д.Ш.: …две барабанные установки, мы постоянно меняемся инструментами, все поем… Создавая первый альбом, мы просто скинули все идеи в кучу и получился огромный муравейник, симбиоз иногда несовместимых вещей. В том же Artefact-е мы сыграем много новых песен, которые выдержаны в определенном направлении, стиле. Будет 10 разных видов искусства из разных эпох, даже комиксы будут задействованы. Но все организует музыка. Она обрела у нас одно настроение и положение во времени.

Как при такой насыщенной жизни Esthetic Education каждому из вас удается заниматься другими проектами?

Д.Ш.: Это очень тяжело! Иногда так тяжело, что порой ты оказываешься на грани заболевания сердечной мышцы. Но при этом есть ощущение, что это необходимо. В конечном счете, это все равно возвращается в группу.
Я недавно вернулся с очень интересного фестиваля в Казани – называется «Сотворение мира». У него очень красивая и интересная идея: соединять совершенно несовместимых людей из разных стран на сцене, при этом на очень серьезном уровне. Все участники – звезды мирового уровня. К примеру, культовая группа прошлого King Crimson приехала в полном составе. И каждый из ее участников привез с собой свой проект.
И это здорово, когда каждый музыкант имеет возможность реализовать себя в других проектах и удивлять остальных участников. Потому что Луи своей пластинкой нас удивил. Думаю, мы его тоже удивим (смеется)…

Л.Ф.: Я, кстати, сейчас не очень активно занимаюсь Джонни Бардо. Выпустил альбом, два клипа, пока дал только два концерта. В целом мы на самом деле много работаем вне группы: Дима играет у Земфиры, пишет музыку для кино, Юра продюсирует украинские группы… Но, участвуя в других проектах, мы растем. Это своего рода конкуренция. Почему столько хорошей музыки в США? Потому что там это совершенно нормальная манера работы. Например, продюсер Danger Mouse (он же Брайан Бартон – прим. автора) делал последний альбом Beck, ранее работал с Gorillaz. И у него есть свой проект Gnarls Barkley. Это очень правильный подход к работе. Ты должен расти. И мы хотим показать своими действиями, что это не просто возможно, но и необходимо. Если ты работаешь с другими людьми, ты развиваешься, растешь. Ситуация в Украине немного абсурдна – как маленькая лужа. Все слишком серьезно и подозрительно относятся к таким вещам…

А серьезно относиться не надо?

Д.Ш.: Вы не поверите насколько серьезно каждый из нас относится к себе в отдельности и к группе в целом! Это кошмар просто! Но это не должно ставить рамки...

Ю.Х.: При этом сама группа очень много дает каждому из нас. Дает хорошую платформу, чтобы развиваться и расти. Если эту платформу забрать – будет ощущение, что тебя выгнали из университета. Придется многие вещи восполнять, что будет намного сложнее.

А ваш продюсерский центр Esthetic Music – университет и платформа для других…

Д.Ш.: Да. Мы строим мини-империю с весьма амбициозной целью – нам хочется создать базис для музыки и людей, которые нам интересны. Причем мы хотим способствовать их росту на всех уровнях – вплоть до личностного. К примеру, Луи мечтает создать комнатку, где люди могут экспериментировать с приборами, которые они нигде больше не найдут. А у нас в студии уже есть комната в стиле Тарковского – очень мрачная, с моргающей лампочкой и пианино. Там человек может записать очень неожиданную вещь.

Л.Ф.: Еще в момент создания группы мы решили, что как только наберем силы, будем создавать платформу для развития украинских талантов – а здесь их очень много.

Д.Ш.: У нас есть концертный менеджмент, PR-отдел, своя радио-программа, где мы ставим все что хотим и комментируем как хотим. Скоро появится медиа-ресурс, в планах собственный фестиваль, где будут представлены самые интересные с нашей точки зрения украинские и зарубежные музыканты. Если нам удастся все это реализовать – а пока над этими проектами работает не 40 человек, не 30 и даже не 10 – на Новый год мы поставим себе золотой памятник в Донецке (смеется).

Л.Ф.: Мы верим в Украину и в таланты Украины. И мы хотим быть частью этого…

обсудить в форуме

ХРОНОГРАФ
1942 родился Пол Маккартни
страшно даже подумать, что случилось бы с музыкой в его отсутствие... Леннону пришлось бы тяжко.
СЛУХИ
Кань╓ Вест 'запише альбом-триб'ют Боу╖'
Репер вважа╓, що ╓ посл╕довником Боу╖ в сенс╕ музичного новаторства.

Архив / Интервью
<<Сентябрь, 2008 г.>>
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
 



  Интервью

 
еще >>> 

Телевидение для всей семьи

© ООО "Интерактивный Маркетинг". Все права защищены
ООО "Интерактивный Маркетинг" входит в состав Inter Media Group Limited.
Правовая информация | Контакты | Реклама на сайте
0.067 ~ c0.018 + m0.003 + b0.004 + s0.010 +u0.017