поп рок альтернатива хип-хоп джаз хитпарады музей новые лица теревенi
Новости
в Украине
в СНГ
в мире
Слухи
Афиша
концертная
клубная
Мысли вслух
События
концерты
фестивали
Reading-Room
Рецензии
CD
DVD
Интервью
Хронограф
Досье
Фотоархив
Словарь
Форум
Доски объявлений
Сервисы
экспорт новостей
Реклама на сайте
12.06.2009 19:47
Елена Полякова
 
LUMEN: Право быть неправым

Важная составляющая любого творчества — искренность. Группа Lumen имеет ее в количестве, достаточном для того, чтобы каждая песня буквально сочилась ею. Нет никаких сомнений в том, что социально-политическая направленность текстов на самом деле, по-настоящему волнует музыкантов. Это не вечно недовольное старушечье ворчание у подъезда, но хлесткая критика, эмоциональный протест против того, что обычно предпочитают не замечать. Это непривычная серьезность, столь нехарактерная для современной российской музыки. Лавинообразная популярность, обрушившаяся на Lumen, и радует, и удивляет одновременно. Приобрести столь широкую аудиторию там, где, по национальной традиции, все проблемы принято топить на дне бутылки, или, что более «прогрессивно», заедать поп-корном во время просмотра очередной кино-поделки — это настоящее достижение. Впрочем, сам автор текстов и голос группы, Тэм Булатов, вовсе не производит впечатления какого-то нового гуру, призванного изобличать и искоренять глупость человеческую. И, что самое главное, он и не пытается казаться таковым. Тэм хочет делать то, что хочется, изменить мир и запомниться разным. А еще он очень хотел, чтобы все, им сказанное, воспринималось лишь как одна точка зрения из множества других.

- С чем было связано решение издать новый альбом «Мир» таким необычным способом: сначала выкладывать на вашем сайте по одной песне в день в формате мр3, а потом выпустить диск?

- Просто хотелось, чтобы альбом появился одновременно везде, потому что существует проблема неравномерного распространения дисков по стране. В день релиза альбома на носителях он оказывается в продаже только в столицах — Москве и Питере, после чего постепенно доползает до более крупных городов, потом до более мелких, но до большей части городов он не доходит вообще. В конечном итоге получается, что альбом перепечатывается пиратами, причем с огромной долей самодеятельности — они делают совершенно другие обложки, путают трек-листы, в качестве бонус-треков добавляют какие-то совершенно безумные песни, какие-то неизданные материалы. И это все не имеет никакого отношения к нашему представлению о том, как должен выглядеть альбом. Вот по этой причине, с целью избежать этих пертурбаций, мы решили бесплатно выкладывать в день по песне и таким образом знакомить людей с альбомом. Треки выложены, скажем так, в среднем качестве. Поэтому, с одной стороны, можно познакомиться с песнями так, что качество не будет коробить ухо, а с другой стороны, все, кто пожелает услышать их в лучшем качестве, смогут потом купить альбом.

- Получается, вы сначала предлагаете слушателям ознакомиться с материалом, а не покупать кота в мешке?

- Да, после ознакомления они смогут купить диск, если захотят. И они будут знать, что покупают. Ну и опять же — дух времени. Интернетизация идет полным ходом и нельзя это игнорировать, нужно как-то соответствовать настоящему времени. Но, к сожалению, нелегальное распространение музыки в интернете очень широко, невероятно широко. Каких-то действительно удобных вариантов для того, чтобы купить музыку в Сети, сейчас немного, их практически нет. И поэтому мы решили, что нам проще вообще отказаться от денег в этом смысле.

- Это ваша рука изображена на обложке диска?

- Нет. Это рука нашего гитариста Гарика. В съемке поучаствовали все музыканты, мы пробовали много разных дублей, снимались по-всякому по-разному, но именно эта фотография, которая выбрана для обложки, получилась самой удачной, самой интересной.

- Какой посыл вложен в альбом?

- Никакого конкретного. То есть мы никогда не ставили перед собой задачу, что вот этим альбомом мы пытаемся донести до людей вот такой вот лозунг. Он вырисовывается сам собой постепенно, исходя из песен. Поэтому посыл там четкий и понятный. Я думаю, каждый сможет выковырять его из песен самостоятельно.

- Название «Мир» невольно ассоциируется со старым добрым лозунгом «Мир, труд, май». Он вам близок?

- Мир — понятно. К маю тоже никаких претензий нет. А труд... Труд на самом деле просто необходим человеку. Поэтому да, с радость и с легкостью подписался бы под этим лозунгом. Я уже рассказывал в каком-то из интервью одну интересную и забавную новость, которую где-то услышал. Где-то в Латинской Америке из тюрьмы сбежало шестеро особо опасных заключенных. Они чуть ли не вилкой вырыли себе тоннель и сбежали. Полиция была очень удивлена, когда обнаружила заключенных в ближайшем к тюрьме баре, где они очень хорошо погульбанили. При задержании они не оказывали никакого сопротивления и были отправлены обратно в тюрьму. И практически вся общественность страны встала на защиту этих заключенных, в том смысле, что люди просили не наказывать их за содеянное, потому что, и это подтверждено документально, эти заключенные неоднократно просили руководство тюрьмы дать им хоть какую-нибудь работу, какой угодно труд, которым они могли бы себя занять. После того как им постоянно отказывали, они нашли себе другое занятие. Это лишний раз доказывает, что человек не может без труда, это огромная потребность приносить пользу себе и другим.

- Вы хотели бы изменить мир?

- Да, конечно. Но никогда не ставили такой задачи перед своим творчеством. То есть мы хотим изменить мир, но то, что мы делаем, не имеет к этому никакого отношения. Потому что мы своим творчеством пытаемся изменить отношение людей к миру и к жизни вообще. Человек, который изменит отношение к жизни, изменит собственную жизнь. А если множество людей поменяет свою жизнь, значит, мир в итоге тоже изменится.

- На вашем сайте сказано, что новый альбом посвящен миру, которому не хватает мира. Как думаете, чего еще не хватает этому миру для полного счастья?

- Ой, много чего. Взаимопонимания, доброты, любви. Наверное, с любви как раз все и начинается. Ее действительно очень сильно не хватает. Причем во всех ее проявлениях. Озлобленность людская страшно утомляет, и еще эти постоянные попытки людей создать вокруг себя какое-то негативное поле... Именно в этом смысле мне очень симпатична ямайская музыка — там люди всегда и везде пытаются найти какие-то позитивные вибрации. Вот этого очень хочется и очень не хватает.

- Во имя любви люди часто совершают странные поступки. Что самое безумное вы совершили?

- Мне тяжело об этом рассказать, потому что я не знаю, что является безумием, а что нормой, когда речь идет о любви...

- Но разве любовь — это не безумие?

- Да безумие, конечно. Но у меня всегда было несколько иное отношение к отношениям как таковым. Я изначально никогда не пытался привлечь чье-то внимание какими-то безумными  поступками. Потому что всегда относился к отношениям как к чему-то не то чтобы фатальному, но... Вот эта первая искра — она и должна быть самой главной, самой веской, решающей. Если в отношениях мы с самого начала оказались друг другу симпатичны, если эти отношения начинают развиваться, если это нужно нам обоим, ну, значит, ничего доказывать уже не нужно, никакими безумствами и ничем другим. Никогда не просил этого от других и, собственно, вел себя так, что и от меня этого не ждали. Не в том смысле, конечно, что у меня всегда со всеми были отношения, напрочь лишенные романтики, совершенно сухие и прагматичные, нет. Но все, что происходило в моих отношениях, я считаю, было нормальным и без всяких безумств.

- Известно, что вы, если можно так выразиться, ярый противник телевидения. Объясните свою точку зрения на этот счет.

- В последнее время телевидение превратилось в очень ширпотребный и очень широкий канал массовой безвкусицы. Это что касается программ, скажем, развлекательных. А в смысле освещения событий в мире — это очень мощное пропагандистское оружие, которое не пытается быть объективным, даже самую малость. На мой взгляд, сегодня объективность на телевидении не волнует никого. Каждый телеканал так или иначе, непосредственно или опосредованно, пытается выполнить ту или иную идеологическую задачу. И мы постоянно становимся невольными жертвами всего этого. Очень много странного и непонятного происходит во взаимоотношениях наших двух стран — Украины и России. Если сравнить официальные точки зрения России и Украины по многим вопросам, они будут диаметрально противоположными. Для меня очевиден тот факт, что телевидение — это лучший на сегодня инструмент для промывки мозгов. То есть для того, чтобы человек сузил свои потребности до какого-то очень странного минимума, выгодного власть предержащим. Чтобы человек много работал, много тратил и ни о чем не думал, просматривая «развлекательные» телепередачи — все, жизнь прекрасна.

- Как известно, такими людьми легче управлять.

- Да, именно поэтому нам гораздо ближе по духу люди, которые относятся к миру критически. Которые не готовы воспринимать на веру все, что говорится и доносится до них, люди, которые все время пытаются докопаться, додуматься до того, что же, собственно, является правдой, а что за нее выдается. Поэтому вполне очевидно, что таким людям с телевидением давно не по пути. Огромное количество моих знакомых или отказываются от ТВ полностью, как я, например, - просто отрезал кабель и не хочу этот цирк видеть вообще ни в каком виде, - или время от времени включают телевизор просто для того, чтобы посмеяться. Когда ты начинаешь получать информацию из интернета, из журналов, непосредственно от людей, которые сами участвовали в каких-либо событиях, то начинаешь понимать, что любая телепередача, посвященная этой же проблеме, иначе как клоунадой не выглядит. Это на самом деле очень забавно.

- А против радиостанций вы ничего не имеете?

- Нет, потому что радио давно уже уступило пальму первенства телевидению. И если сегодня  провести опрос среди населения на тему «Как вы узнаете новости?», я не уверен до конца, но мой прогноз, что процентов 80 скажут, что из телевизора. Оставшиеся 20 процентов будут называть, скорее всего, такие варианты как телевидение плюс что-то еще.

- Кстати, как вы сами узнаете новости?

- Черпаю информацию из интернета. Я очень живо интересуетесь политическими новостями. Стараюсь на одни и те же проблемы, которые меня волнуют, смотреть с абсолютно разных точек зрения. Это совсем не сложно. То есть пытаюсь выяснить, как одно и то же событие описывают разные люди, участвующие в нем непосредственно. Потому что, и это в последнее время не редкость, встречаются диаметрально противоположные мнения, совершенное разные отношения и, как правило, правда всегда оказывается где-то по середине.

- Вы могли бы охарактеризовать творчество вашей группы одним предложением?

- Мы делаем то, что нам хочется.

- Довольно эгоистичная позиция, вы не находите?

- Да, в этом смысле мы эгоистичны на 120 процентов. Мы не станем делать что-то на потребу публики. Мы всегда делали то, что нам казалось важным, нужным и интересным, без оглядки на то, как это будет воспринято нашими слушателями. Мы всегда доносили эту мысль до слушателей и всегда находили у них какой-то отзыв. После появления первого альбома у людей сложилось впечатление, что мы играем вот такую музыку. Второй был совершенно другим, а третий был не похож на первые два. У нас постоянно что-то меняется, поэтому часть людей перестает нас слушать, а другая часть, наоборот, начинает. Нас это хоть и волнует, но не до такой степени, чтобы мы пытались своим творчеством удержать тех слушателей, которым уже однажды понравились наши песни. Такого нет и не будет.

- День ото дня Lumen становится все популярнее. Рассчитывали ли вы на это, когда только начинали играть в группе?

- Рассчитывать на что-то в вопросах музыки и творчества себе дороже по той простой причине, что если бы мы рассчитывали, тогда у нас был бы какой-то план. Что вот мы сейчас выпустим альбом. Он окажется близок примерно вот таким людям, после чего мы выпустим следующий альбом, песни для которого напишем так, чтобы стать тем самым людям еще более интересными, а потом третьим альбомом мы всех просто сразим наповал, добьем окончательно... Ну это бред (смеется — прим. авт.). Мы никогда таким не занимались и не собираемся.

- Но растущая известность группы вас ведь как-то изменила?

- Да, известность в определенной мере меняет, потому что иногда, вот примерно в такие моменты как сейчас, гораздо дольше и гораздо глубже обдумываешь то, что пытаешься сказать. Потому что нередко сталкиваешься с такой проблемой, когда ты говоришь одно, а тебя понимают неправильно. То есть когда твои мысли как-то переворачиваются или подаются в каком-то ином свете — это очень угнетает. Для нас очень важно, чтобы наши слова и идеи были правильно донесены до людей.

- Потому что чувствуете ответственность за сказанное?

- Нет, никакой. То, что нас могут как-то не так понять, это всегда расстраивает. Когда понимают слишком буквально — это тоже не весело. Но ответственности за то, что кто-то послушал группу Lumen и сделал что-то такое, чего мы, допустим, не хотели бы, чтобы он делал, за это вообще никакой ответственности я не чувствую.

- А как вы относитесь к довольно-таки не единичным судебным процессам по делам музыкантов, которые своим творчеством якобы подстрекали фанатов к таким поступкам, вроде расстрела одноклассников, как в деле Мэрилина Мэнсона, или суицида, как в деле Оззи Осборна?

- Насколько я знаю, самый первый такой процесс был у группы Judas Priest, когда один парень себе снес голову из ружья, а у второго, по-моему, не хватило духу это сделать. Они оба были ярыми фанатами  Judas Priest. (Тэм говорит о знаменитом процессе 1990 года, когда группа Judas Priest обвинялась в подстрекательстве к самоубийству. События, послужившие основанием для этого, произошли пятью годами ранее, когда двое подростков, 20-летний Джеймс Вэйнс и 18-летний Реймонд Белкнеп, приняв дозу наркотиков и алкоголя, взяли с собой оружие и направились к местной церкви. Постреляв по окнам, Реймонд выстрелил из обреза себе в голову, от чего скончался на месте. Джеймс последовал его примеру, но после выстрела остался жив, хотя дробь очень сильно изуродовала его лицо. Через три года он скончался в больнице, приняв смертельную дозу обезболивающего, однако перед этим успел заявить, что на попытку суицида его с другом спровоцировала песня Judas Priest «Better By You, Better Than Me», при прослушивании определенного отрезка которой в обратном порядке они услышали призыв «Do it» («Сделай это») - прим. авт.). Группу потом обвиняли в том, что они зомбируют людей своей музыкой, заставляют думать о смерти, склоняют к самоубийству. Это маразм! У каждого человека есть собственная голова на плечах. И мы всегда были за то, чтобы человек этой головой, в первую очередь, думал. Думал о том, что ему пытаются донести. И мы постоянно из года в год, из интервью в интервью, говорим одну и ту же фразу: «Нам тоже не нужно верить». Все то, что мы доносим, все, что говорим со сцены или общаясь с журналистами — это всего лишь одна точка зрения из множества других точек зрения. И я не могу быть сам до конца уверен в том, что она правильная. Истина — это что-то такое настолько идеальное и настолько сложно достижимое, что проснуться однажды, ударить кулаком по столу и сказать: «Я прав!» нет права ни у кого. Я так считаю. Поэтому все то, что мы несем, мы всегда просили людей воспринимать очень критически, думать о том, насколько это им близко, насколько это правильно, своевременно, насколько это вообще здраво. И после того, как человек это все у себя в голове как-то обработал, ответственность за свои идеи он несет сам. С нашей стороны был какой-то посыл. Все, что там у него в голове дозрело — это уже не наше. Предвосхищая множество вопросов по этому поводу, которые могут возникнуть, например, насчет несовершеннолетних, я скажу следующее. Дорогие мамы и папы! Если вам не все равно, что происходит с вашими чадами, будьте любезны время от времени если не контролировать то, что попало в плеер, то хотя бы общаться на эту тему с детьми. Узнавайте о том, что интересует  ваших ненаглядных, какие мысли они почерпнули из музыки. И если вам что-то не нравится, занимайтесь воспитанием, собственно. Если вы считаете, что вашим детям не стоит нас слушать, убеждайте их в том, что группа Lumen несет неправильные мысли, плохому научит, сотри, выкинь. Мы не против этого. Разумеется, при любых раскладах, мы за диалог между родителями и детьми, чтобы это не было авторитарно. Тем не менее, я на себе ответственности не чувствую никакой. Я не красный командир, не политический деятель, не духовный лидер, мне все это далеко не нужно. Я не хочу повелевать чьими-либо умами. Я никого за собой не зову. Все, кто идут вместе с нами, с группой Lumen, идут добровольно, решив, что нам по пути, собственной головой.

- Каким бы вы хотели запомниться людям?

- Разным. Мы меняемся постоянно, каждый из нас меняется. И очень хотелось бы запомниться таким, не знаю, не бронзовым, наверное. Каким-то незаконченным что ли. Любой человек — это проект. Пока жизнь идет, все меняется. Но даже потом, когда жизнь закончится, я уже сейчас понимаю, что я все время был разным. Уже был, я надеюсь, что и дальше буду. Поэтому пусть меня и запоминают таким — разным. Если кого-то волнует мое мнение по этому вопросу. Ведь кто-то может, например, сказать: «Я хочу запомнить Тэма героическим и меня не волнует все, что он сам по этому поводу думает». И будет прав, это его право.

обсудить в форуме

ХРОНОГРАФ
1957 родился Ник Кейв
австралийский музыкант, поэт и писатель, исследователь "темной" стороны искусства.
СЛУХИ
Кань╓ Вест 'запише альбом-триб'ют Боу╖'
Репер вважа╓, що ╓ посл╕довником Боу╖ в сенс╕ музичного новаторства.

Архив / Интервью
<<Июнь, 2009 г.>>
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
 



  Интервью

 
еще >>> 

Телевидение для всей семьи

© ООО "Интерактивный Маркетинг". Все права защищены
ООО "Интерактивный Маркетинг" входит в состав Inter Media Group Limited.
Правовая информация | Контакты | Реклама на сайте
0.958 ~ c0.298 + m0.081 + b0.023 + s0.013 +u0.357