поп рок альтернатива хип-хоп джаз хитпарады музей новые лица теревенi
Новости
в Украине
в СНГ
в мире
Слухи
Афиша
концертная
клубная
Мысли вслух
События
концерты
фестивали
Reading-Room
Рецензии
CD
DVD
Интервью
Хронограф
Досье
Фотоархив
Словарь
Форум
Доски объявлений
Сервисы
экспорт новостей
Реклама на сайте
06.11.2009 20:50
Елена Полякова
 
СТАРЫЙ ПРИЯТЕЛЬ: 'У нас нет комплекса группы одного хита'

Многие помнят, что из себя представляла российская эстрада в 90-е годы. Тогда «Старый приятель» были одной из немногих русских групп, которые можно было слушать без боязни получить необратимые нарушения нервной системы и пожизненное атрофирование музыкального вкуса. И пока «Мумий Тролль» распространял по территории вчерашнего совка свежие веяния брит-попа, «Старый приятель» черпал вдохновение из той же Британии, но у куда более ранних и знаменитых — у самих The Beatles. И пусть сегодня название группы «Старый приятель» у многих вызывает лишь недоумение, но при прослушивании их «Московской любви» и «Нового дня календаря» сразу же возникает то чувство, которое психологи называют «радостью узнавания». «Старый приятель» — это не только группа, которая на постсоветских просторах играла рок-н-ролл, но которая и продолжает это делать. О быстротечной музыкальной моде, разнице между Rolling Stones и Beatles, премудростях создания хитов и даже о Евгении Вагановиче Петросяне нам рассказал лидер команды Александр Зарецкий.

- Начать, конечно, хочется с выяснения причин молчания группы на протяжении аж целых 12 лет. Почему такая огромная пауза? Да еще и не на пике карьеры, как у молчаливых Guns N'Roses, а сразу после выхода первого альбома?

- Ну, Guns N'Roses — это немножко не наш случай, поскольку наша пауза была вызвана не нашим желанием, а внешними обстоятельствами. Во-первых, у нас был не очень удачный контракт, во-вторых, пришлось расстаться с некоторыми музыкантами из-за творческих разногласий. Ну и, в-третьих, у нас было все, кроме хорошего концертного директора. Фирма должна была предоставить нам его, но эти обещания так и остались обещаниями. Более того, второй альбом мы не могли писать в той студии, в которой писали первый («Не плачь» 1996.  – прим. ред.) — фирма решила сэкономить. Из-за этого второй альбом так и остался на уровне демозаписи, что тоже не прибавило нам радости. Все это и стало причиной нашего долгого молчания. Но группа все-таки как-то двигалась. За это время был записан еще один альбом. Он, правда, так и не вышел, но отдельные песни из него попадали на какие-то сборники. Потом я еще долгое время подбирал состав. Не люблю работать один, мне интересно работать с коллективом. На сегодняшний день существует возможность просто приехать к аранжировщику, заплатить ему деньги и вдвоем с ним все записать. Тем более что я помимо вокала еще играю и на басу, и на гитаре, и на клавишных. Но ведь интереснее, когда используются разные голоса, когда разные музыканты приходят со своими идеями. В тот период было мало концертов, потому что постоянно менялись составы. Можно на нашем сайте посмотреть, сколько у нас участников было за всю историю группы.

- Больше 25 человек — впечатляюще.

- Да-да. А потом в 2004 пришел гитарист Сергей Андрианов, который взял на себя обязанности администратора группы и концертного директора. Он стабилизировал ту часть жизни группы, которую я не мог взять на себя, поскольку я всегда занимался музыкальной составляющей. У нас образовался постоянный состав, стала появляться работа, мы стали напоминать о себе. Сначала выпустили сборник наших старых песен, потом дотянули-таки второй альбом и в 2008 году выпустили диск «Всё в нас». Мы удачно реализовали его, а еще переиздали первый альбом «Не плачь». Так мы получили возможность записать следующий, третий альбом, который сейчас уже готов. Но название я вам пока не скажу, потому что мы сами еще с ним не определились.

- И осталось его только выпустить?

- Да, именно. И хотя мы вложили в альбом достаточно большие деньги, мы понимаем, что продать его за те же деньги очень сложно, в связи с тем, что музыка сейчас моментально и тотально качается из интернета.

- А вы сделайте так, как это сейчас делают многие музыканты, причем как начинающие, так и популярные: просто выкладывают записи в интернет. И это является лучшим промоушном для группы. Музыканты, особенно наши, уже свыклись с мыслью, что на дисках не заработаешь.

- Об этом мы тоже думаем. Я человек в некоторых вопросах старомодный. Мне, например, очень импонировало, когда выходили альбомы групп на виниловых пластинках. Там был некий особенный дух, как мне кажется, близкий нашей музыке.

- Может, это просто вещизм? Одно дело подержать в руках пластинку, вещь все-таки, а другое дело какой-то виртуальный файл на компьютере.

- Думаю, нет. Ведь можно рассказать о Ван Гоге, а можно посмотреть его картины. Пластинка всегда украшалась фотографиями, рисунками, как-то специально оформлялась, чтобы появилась некая концепция. И еще важный момент: мне не все равно, в каком порядке потом будут слушать наши песни, и поэтому мне важно выпустить их в том порядке, в котором я их вижу. Я люблю пластинки, но они у меня не висят на стенах (смеется — прим. авт.). Хотя я бы с удовольствием вернулся в эпоху виниловых пластинок, когда их ценность была больше.

- Но и сейчас есть виниловые пластинки, и некоторые группы выпускают диски на виниле. Да и стоят они дороже компакт-дисков.

- Ну, понимаете, каждая эпоха не просто так имела соответствующий ей носитель. Уместен ли треск иголки граммофона с голосом Шульженко? Думаю, да! В нашем восприятии эти элементы вполне могут ужиться. А с голосом Димы Билана? Но есть сегодня и явные, на мой взгляд, перекосы. Это попытка мистера Технического Прогресса впихнуть в спичечный коробок вперемешку всю коллекцию, например, рок- и поп-музыки! В результате получается какая-то азбука Морзе вместо музыки.

- В конце 90-х, когда вы прогремели хитами «Московская любовь» и «Новый день календаря», «Старый Приятель» был довольно популярен. Сейчас название группы многим людям уже ни о чем не говорит... Вы верите в то, что вернетесь на прежний уровень известности или даже превзойдете его?

- Абсолютно не верю и даже не мечтаю об этом. В одну реку... Понятно, что сегодня такая музыка, такое звучание не на пике популярности. Стиль, в котором я играю и люблю играть, имеет какой-то свой привлекательный винтажный наплыв, но на «Евровидении» такое звучание может несколько удивить высокую комиссию (смеется — прим. авт.). Понимаете, чем человек становится старше, тем он сильнее начинает отличаться от других людей. Самоидентификация происходит, что ли. Вот если посмотреть на мальчишек, которые во дворе бегают, они вроде все похожие. Но когда люди взрослеют, они даже внешне начинают отличаться друг от друга: у одного борода, второй почему-то кольцо в носу носит, третий еще как-то по своему самовыражается. В музыке то же самое. Наиболее ценно, мне кажется, то, что у нас есть свой стиль и он угадывается с первых аккордов. Верность этому стилю — это то, за что я всегда боролся в этой группе.

- Но ведь какие-то музыкальные изменения все же произошли за все эти годы? Как бы вы сами описали их?

- Со временем я стал писать меньше песен. Если раньше я садился писать песню, то у меня была мотивация написать что-то «как у Beatles». То есть не содрать какую-то песню, а хотелось просто жить тем же стилем жизни, писать песни в похожем ключе и играть их. По крайней мере, это было моей мотивацией в 18 лет. А спустя какое-то время я стал стараться придумывать какие-то оригинальные музыкальные ходы, красивые гармонии, писать тексты на ту жизненную тему, которая лично меня волнует.

- Как вы думаете, почему одни песни становятся хитами, а другие, которые могут быть даже лучше, остаются незаслуженно бесславными? Ведь дело тут даже не в ротациях, тогда в чем же?

- У меня иногда спрашивают: «Вот вы сейчас пишете песни. А почему не можете написать такую, как «Московская любовь»?». Меня это смешит. Потому что у каждого есть какая-то своя знаковая песня, как, допустим, «Yesterday» у Beatles или «Stairway To Heaven» у Led Zeppelin. Мы прекрасно знаем песню «Hotel California» и для нас этого достаточно из всего творчества группы Eagles. Потому что групп-то много, а мы выбираем лучшее. Касательно возможностей группы или моих лично, как автора, я могу сказать, что мы делаем то, к чему лежит душа. Когда мы сами оцениваем песни, мы смотрим на них больше в техническом смысле. И понятия не имеем, какая из них станет хитом, а какая — нет. А время уже само выбирает то, что ему нужно. Время, как живая субстанция, и нам не всегда дано понять его высший замысел. В любом случае, у человека в определенный момент складывается какое-то свое впечатление о нас, например: «А я их помню, эти мальчики пели песню «Новый день календаря».

- А вам, как взрослому опытному музыканту, не обидно, что о вас могут так думать? Как о мальчике, который пел песню про календарь?

- Мне вообще на это наплевать, честно скажу. Да и не самая это ужасная песня! Знаете, если взять отдельно конкретного человека из массы, то есть выхватить его из контекста толпы, и спросить у него, то, я вас уверяю, он никогда не скажет, что представляет нас такими мальчиками. Это просто массовое мышление, а толпа и личность — это разные вещи. Поэтому ориентироваться на подобные мнения нельзя. Мне очень нравятся песни, которые мы сейчас делаем. Да и в прошлом альбоме, «Всё в нас», есть песня, которую я считаю одной из наших лучших — «Журавли». Мы играем ее на любом концерте и всегда людей она как-то останавливает, цепляет. Поэтому здесь у нас все нормально и никаких комплексов группы одного хита у нас нет (смеется — при. авт.).

- Борис Гребенщиков как-то сказал, что в мире всегда существовало разделение на Beatles и Rolling Stones. Что вы, как заядлый битломан, думаете по этому поводу? Есть такое разделение?

- Ну, я бы не стал так о себе говорить, потому что с тем же успехом можно назвать меня заядлым шопеноманом, аббаманом или стивиуандерманом. Но всех этих людей объединяет одно: потрясающе красивые мелодии и гармонии. А Rolling Stones этим никогда особо не блистали, поэтому в армию их поклонников я никогда и не входил. Так что выходит, что я в лагере Beatles (смеется — прим. авт.).

- Но при этом вы не стесняетесь принимать участие в разных телешоу вроде «Субботнего вечера» в компании Пугачевой, Баскова, Леонтьева и подобных деятелей шоубиза, не брезгуете и выступлениями под фонограмму... Как-то не по-рок-н-ролльному это, вам не кажется?

- Не знаю, а в чем тут конфликт заключается? В 1968-м Beatles «Hello Goodbye» тоже пели под фанеру, как промо-ролик. Все эти передачи мы расцениваем как возможность рекламы собственного творчества. Наша цель, чтобы люди услышали те песни, которые мы собственными руками записали на студии и под фонограмму которых мы играем. Сейчас 90% групп играют живые концерты с портостудиями. Это когда студийные треки звучат в записи и режиме онлайн, но при этом группа еще им помогает живой игрой. И это считается живой работой. Сейчас грани стираются. И мне кажется, что если есть условия для того, чтобы показать себя людям, то почему бы это не принять.

- А вы не думаете, что вы показываете себя не тем людям? Что домохозяйки и поклонники Петросяна, которые смотрят передачи вроде «Субботнего вечера» — это несколько не ваша аудитория?

- У меня нет какого-то высокомерия или презрения по отношению к тем людям, которые смотрят Петросяна. Вы знаете, мой дядька — образованный интеллигентный человек. Он преподаватель истории экономики в университете. Но за день он так устает, что, приходя домой, включает телевизор и просто отдыхает под него. Не стоит вкладывать какой-то  ироничный смысл в понятие «домохозяйка». Да и кто сказал, что домохозяйка не будет слушать нашу музыку? И еще вопрос: а как она ее услышит, если ей будут только Петросяна показывать? И если Петросян присутствует на одном шоу с нами, то меня это никак в собственных глазах не унижает, я не вижу в этом двуличия. Мы как-то снимались в «Субботнем вечере», одели белые рубашки с галстуками, чтобы красиво выглядеть. А на следующий день играли на «Нашествии», где более уместно было одеться несколько попроще. Но в обоих случаях мы были сами собой, не притворяясь.

- Что помогает группе существовать до сих пор, играть концерты, записывать новые альбомы? Ведь многие ваши коллеги, звезды 90-х, давно канули в Лету.

- Мне кажется, если человек очень сильно любит то, чем он занимается, он всегда найдет возможность этим заниматься. У нас, конечно, концертов не так много, как у звезд 2009 года, но они у нас есть. Потому что когда мы где-нибудь выступаем, в 90% случаев нас зовут еще раз, увидев, как мы работаем. У нас, конечно, нету такого большого фэн-клуба, как у многих молодых команд, особенно тяжелых, ведь сейчас альтернатива стала очень модной. Но люди потихонечку нас вспоминают, кто-то узнает нас заново — и я думаю, что это хорошая тенденция.

- Вы активно общаетесь со своими поклонниками в соответствующем разделе на сайте группы, вместо того, чтобы игнорировать глас народа, как это делают многие. Это общение как-то влияет на ваше творчество?

- Если я читаю, что пишут на сайте и вижу, что человек пишет какие-то приятные слова, я считаю своим долгом ответить ему. Ведь он, делая тебе комплимент, делится своими чувствами по отношению к тебе. И почему бы ему не ответить, не передать привет и не сказать спасибо? Мне кажется, это нормы человеческого общения. Не стоит замыкаться, строить из себя недоступную звезду — это глупости. Бывает, кто-то предлагает свои песни или стихи. Я стараюсь тактично отказать. Потому что пока есть возможность самим писать, надо писать — в этот-то и интерес.

- У группы интересный логотип, я имею в виду этого человечка в пальто. Кажется, он похож на муми-троллей Туве Янссон. Что он обозначает?

- Это человечек из детства. Когда мы были маленькими, мы так себе представляли какого-то гипотетического дядьку. Этот симпатичный загадочный мужичок — это как бы и есть некий старый приятель. Он и не молодой, и не старый, он мужчина в полном расцвете сил, как Карлсон.

- А как он появился?

- В свое время, когда мы записали первый альбом, мы сначала попытались издать его сами, выпустив пилотную серию. Я тогда дружил с одной девушкой-художницей, и она послушала наш альбом и нарисовала этого человечка на обложке. Я потом попробовал порисовать его и оказалось, что это очень легко, всего в несколько движений. И с тех пор он так и двигается с нами по жизни.

- Чем вам пришлось пожертвовать ради музыки?

- Если у тебя есть самое заветное желание, то ты должен быть готов отдать за него что-то самое важное в своей жизни. Но я не думаю, что я что-то отдал. Я ничем ради музыки не жертвовал, для меня она — это счастье. Я вижу своих ровесников, которые чего-то добились в жизни,  но далеко не всегда видимый успех и приличный счет в банке делают их счастливыми и самореализованными людьми. Недавно общался с приятелем. Он когда-то держал в руках гитару, потом испугался «голодного будущего», бросил музыку, стал заниматься бизнесом. Сегодня он готов платить деньги, что бы вернуться в свое музыкальное прошлое, но это невозможно. Вряд ли к нему серьезно будут относиться, начни он сейчас петь. У меня в одной песне была строчка: «В огромном пальто не протиснуться в детство». Как бы ни хотелось, но уже поздно. У меня были сложные периоды, когда совсем не было денег, не было работы, какая-то депрессия возникала по этому поводу, я все задавался вопросом: «Что я буду делать завтра?». А когда перестаешь об этом думать, просто переключаешься на что-нибудь другое, обязательно приходит и удача, и работа, и все остальное.

- А что будет с группой завтра?

- Я не думаю, что завтра вдруг в одночасье мы взорвем весь мир вокруг нас, но почему-то у меня есть уверенность, что с каждым днем все больше людей о нас узнает. Я уверен, что есть очень много людей, которым наше творчество может оказаться интересным. Мы просто будем и дальше кропотливо работать над музыкой, над аранжировками, над исполнением и потихонечку зарабатывать все большее количество поклонников. Мы занимаем свою стабильную нишу в российской музыке. И мне бы хотелось, что бы все, что мы на сегодняшний день наработали и наработаем еще, просто приносило свои плоды. Вот и все.

обсудить в форуме

ХРОНОГРАФ
1942 родилась Барбра Стрейзанд
знаменитая певица и исполнительница, "народная" артистка США.
СЛУХИ
Кань╓ Вест 'запише альбом-триб'ют Боу╖'
Репер вважа╓, що ╓ посл╕довником Боу╖ в сенс╕ музичного новаторства.

Архив / Интервью
<<Ноябрь, 2009 г.>>
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      
 



  Интервью

 
еще >>> 

Телевидение для всей семьи

© ООО "Интерактивный Маркетинг". Все права защищены
ООО "Интерактивный Маркетинг" входит в состав Inter Media Group Limited.
Правовая информация | Контакты | Реклама на сайте
0.065 ~ c0.017 + m0.004 + b0.004 + s0.004 +u0.021