поп рок альтернатива хип-хоп джаз хитпарады музей новые лица теревенi
Новости
в Украине
в СНГ
в мире
Слухи
Афиша
концертная
клубная
Мысли вслух
События
концерты
фестивали
Reading-Room
Рецензии
CD
DVD
Интервью
Хронограф
Досье
Фотоархив
Словарь
Форум
Доски объявлений
Сервисы
экспорт новостей
Реклама на сайте
06.07.2012 21:47
Макс Вихоть
 
Дмитрий ШУРОВ (Pianoбой): 'Кому-то надо компенсировать негатив'

Его клавишные – когда неистовые, когда нежные, но всегда узнаваемые – были изюминкой музыки, частью которой являлись, – «Океана Эльзы», Esthetic Education или Земфиры. В творчестве Pianoбой изюму – фунт и маленькая тележка, потому что это сольный проект Дмитрий Шурова, где он композитор, автор текстов, вокалист, ну и, разумеется, клавишник. Недавно у команды вышел дебютный альбом под названием «Простые вещи». Преимущественно о нем идеолог и лидер Pianoбой и говорил в беседе с @music, упомянув вдобавок и о нескольких других своих проектах (о которых вы, возможно, даже не подозревали).   

- Поздравляю с дебютным альбомом. Сколько времени прошло с момента появления идеи Pianoбой до ее реализации?

ДШ: Спасибо. Pianoбою - два года. В свой первый год он только концертировал, учился ходить, потом приступил к записи пластинки.

- А как долго работали непосредственно над пластинкой? Писали по какому принципу: подготовили весь материал заранее или записывали по мере появления песен, а потом отбирали необходимое количество? Остались ли не вошедшие треки и сколько? Какова их дальнейшая судьба?

ДШ: Запись происходила в Москве и Киеве и продолжалась в общей сложности полтора года. Я написал втрое, а записал вдвое больше песен, чем вошло в альбом. 13 песен, которые вышли на «Простых Вещах», сложились в идеальный, на мой взгляд, плейлист, имеющий определенное эмоциональное послание. Поэтому они там, а остальные – пока за бортом. Хотя песни «Скорпион», «Мертвые Звезды» и «Кожура», которые не вошли на диск, мы часто исполняем на концертах. А к примеру, песню «Прощай Навсегда», которая открывает альбом, почти никогда не поем – слишком она сложная, эпическая. Но, возможно, когда-нибудь исполним и ее.

- В твоей музыке очень ощутимо влияние The Beatles и Queen…

ДШ: Это две великие группы, которые повлияли на музыку в целом, а не только на мою. Но я думаю, несколько обращений к ним в альбоме «Простые Вещи» - это последние реверансы. Все, что пишется после выхода альбома, уже не имеет ничего общего с классикой рок-музыки. Сейчас меня больше вдохновляет сам воздух времени – не очень чистый и нередко пропитанный всякой мерзостью – но все-таки мой, родной.

- Что еще вдохновляет тебя на творчество? Из чего рождаются песни?

ДШ: Это сложно объяснить. Много работает мозг. Он обдумывает разные темы, идеи, события, потом приходит правильное эмоциональное состояние, мозг отключается и рождается песня. В этот момент главное ее не отпустить.

- Как ты поступаешь, если идея вдруг приходит, когда под рукой нет инструмента? Обычно ты слышишь уже готовую композицию или она формируется на репетициях?

ДШ: У меня в голове всегда есть несколько реализаций песни, но они не обязательно те самые. Написание песни - процесс довольно интимный, но доделывать ее лучше всего в хорошей компании музыкантов-друзей. Я обычно ищу связки между живыми инструментами в составе двух или трех человек, – например, бас и пианино, или голос, пианино и барабаны, так динамичнее идет работа, а потом подключаются все. Если в этом движняке не находится песня, тогда делаю тот вариант, которые первый пришел ко мне в голову.

- Несмотря на богатую музыкальную палитру и довольно широкий спектр тем, затронутых в лирике, альбом просто-таки пропитан позитивом. Насколько он отражает твое мироощущение? Ты оптимист по жизни?

ДШ: У меня странная ситуация, заложенная еще на генетическом уровне. Я трезво и скептически смотрю на окружающий мир, но при этом всегда верю в позитивный исход. Грубо говоря, меня не так пугает смерть, как отсутствие того, ради чего стоит жить. Поэтому в моей музыке всегда есть жизнеутверждающее зерно. Люди, которые хорошо меня знают, удивляются, откуда такой позитивный альбом. Но дело в том, что сейчас не время киснуть и жаловаться, надо действовать. В мире очень не хватает простых позитивных эмоций, любви в чистом виде. Кому-то надо компенсировать негатив. Вообще, написать добрую, простую, но не банальную мелодию, в которой нет ничего лишнего, гораздо сложнее, чем писать депрессивную музыку. За эти вещи я люблю The Beatles.  

- Альбом звучит очень фирменно. Вероятно, во многом благодаря мастерингу, который производил Скотт Льямас (известный, кроме прочего, сотрудничеством с Карлосом Сантаной – прим. МВ) на «PopSmear Studio» в Лос-Анджелесе. Как удалось поработать с таким уважаемым специалистом?

ДШ: В моем случае суть мастеринга заключалась в том, чтобы привести звучание альбома к общему знаменателю – песни «Ведьма», «Этажи» и «Уикенд» были записаны на разных студиях (Stasrecords, Студия 211), все остальные – спустя несколько месяцев на Britrecords в Киеве и на моей студии «Д.ы.Ш.у.». По большому счету, с этим справился бы любой классный звукоинженер, раньше мы это делали в Киеве или Лондоне, но Америка уже несколько лет устанавливает стандарты поп-звучания, поэтому мне было интересно попробовать что-то сделать там. Все же, я думаю, главная причина, почему альбом звучит цельно и хорошо, заключается в том, что все люди, которые приложили к нему руку, верили в него и хотели показать максимум своих возможностей.

- На альбоме имеется одна англоязычная песня. Есть планы попытаться выйти на европейский или мировой рынок?

ДШ: Нет, на данный момент мне интересно что-то сделать здесь. Я хочу, чтобы люди понимали, о чем я пою. А с английским у нас, сами понимаете...

- В записи принимало участие более десятка музыкантов. При этом есть один трек, в котором ты исполняешь все партии. Это продуманная, концептуальная фишка?

ДШ: Для меня главное, чтобы песня круто получались – неважно, сколько человек играет. Песня «Станция», финальный трек, написалась, когда альбом уже был сведен и все думали, что он готов. Я записал ее сам – причем очень быстро – и она впрыгнула в уходящий поезд. А в «Прощай Навсегда» звучит три разных пианино и две барабанные установки. Песня «Ночная» записана всем составом живьем – барабаны, бас, rhodes, пианино, три голоса и хлопки. Это атмосферная песня и она так хорошо звучит. А в «Ведьме» - тысяча и один бэк-вокал.   

- Ты использовал множество разных инструментов, от ситара до духовой секции, одних клавишных только около 10. Их использование – это все твои задумки или что-то советовали саундпродюсеры?

ДШ: В процессе записи я записывал всё, что приходило в голову было под рукой, а потом просто отключал то, что казалось лишним. Много всего добавилось случайно. В песне «Что, Если Мы Все Не Проснемся» остался телефонный звонок моей подруги из Москвы Кати Сычевой – она позвонила посреди вокального дубля, который я в итоге оставил. А в «Хромосоме» я записал моего сына Льва, который и есть хромосома.  

- Один из главных хитов альбома – песня «Этажи», сделанная совместно с группой «Бумбокс». Известно также, что у вас общий менеджмент. Как родилось это сотрудничество, как вы стали одной «family»?

ДШ: Мы стали больше общаться в период записи «Этажей», полюбили друг друга и поставили кровью подписи под семейным контрактом. Мы вместе генерируем идеи по продвижению дебютного альбома Pianoбоя, снимаем клипы и ездим на пикники, где стреляем из ружей. Мне очень повезло найти таких замечательных друзей и соратников. 

- В работе над «Простыми вещами» принимали участие также твои одногрупники по Esthetic Education Юрий Хусточка и Илья Галушко. Группа еще существует?

ДШ: Группа не существует, все занимаются своими делами.

- Планируется ли концертная поддержка альбома? Есть ли уже какие-то даты?

ДШ: Ближайший сольный концерт - в Одессе, 13 июля.

- Как вообще обстоят дела с концертами у «Pianoбой»?

ДШ: Для меня много концертов не бывает. Больше их случается в России.

- Начало весны ты провел в туре проекта Святослава Вакарчука «Брюссель». Как произошло ваше творческое воссоединение после давнего, но памятного разрыва?

ДШ: Судя по тому, что пластинка вышла хорошая, воссоединение прошло удачно.

- В музыке «Брюсселя» твои клавишные играют ведущую роль, можно сказать, она построена на них. Это изначальная концепция Славы или больше твоя заслуга?

ДШ: Я одеяло не тянул, просто играл в свое удовольствие, как всегда.

- Планируете ли сотрудничать в дальнейшем?

ДШ: Я думаю, было бы хорошо показать «Брюссель» не только в Украине.

- В свое время ты успел плотно поработать с Земфирой. Какие у тебя остались впечатления от работы и от госпожи Рамазановой как от человека?

ДШ: Впечатления яркие – она незабываемый музыкант и человек.

- Есть ли у тебя еще какие-нибудь проекты, действующие или в планах?

ДШ: Мы записали вместе с Саном (Андреем Запорожцем (SunSay) – прим. МВ) классную песню под названием «Удивительный Мир», хотим ее в конце лета выпустить. Написали две новые песни с Андреем Хлывнюком – но в каком виде они увидят свет и в чьем исполнении, пока сложно сказать. Я пишу новые песни для Pianoбоя, перекладываю на ноты мою оперу «Лев и Лея» и записываю с сыном детский рок-альбом. Это на первое время.

обсудить в форуме

ХРОНОГРАФ
1962 родился Кирк Хэмметт
гитарист Metallica "второго призыва". Любитель интеллектуального кинематографа и экстремальных видов спорта.
СЛУХИ
Кань╓ Вест 'запише альбом-триб'ют Боу╖'
Репер вважа╓, що ╓ посл╕довником Боу╖ в сенс╕ музичного новаторства.

Архив / Интервью
<<Июль, 2012 г.>>
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
 



  Интервью

 
еще >>> 

Телевидение для всей семьи

© ООО "Интерактивный Маркетинг". Все права защищены
ООО "Интерактивный Маркетинг" входит в состав Inter Media Group Limited.
Правовая информация | Контакты | Реклама на сайте
0.074 ~ c0.018 + m0.004 + b0.004 + s0.010 +u0.024